Category: фотография

Category was added automatically. Read all entries about "фотография".

НАС КУДА - ТО НЕСЕТ В НЕПРОГЛЯДНУЮ ТЕМЬ . .

Нас куда-то несёт в непроглядную темь,
И погибельным вехам не видно конца.
Ложь и Смута окрест. Обратитесь в детей!...
Обратитесь в детей. И услышите голос Отца.


И зовут купола к неземной красоте.
Но толпе по нутру больше злато тельца.
И коснётся ль кого? - Обратитесь в детей,
Обратитесь в детей. И услышите голос Отца.

Так доколе себя хоронить в суете?.
Пусть несут мертвецы своего мертвеца.
Заклинаю живых: обратитесь в детей,
Обратитесь в детей. И услышите голос Отца.


Иеромонах Роман (Матюшин)
1994г.

тихий Тихий

Мирослав Тихий родился 20 ноября 1926 года в моравийской деревне Нетчица, в уважаемой семье закройщика одежды и дочери сельского старосты. Мирослав начал свою художественную карьеру как и все другие великие художники того времени: по окончании средней школы в 1945 году он поступил в художественную академию в Праге. Как и великий фотограф-сюрреалист Ман Рей, поначалу Мирослав с своих картинах 1940-х и 50-х годов следует тенденциям кубистов и импрессионистов, таких как Клод Моне, и посвящены только одной теме: женскому телу. Тихий никогда не концентрировался на каком-либо другом мотиве и в дальнейшем.

Именно в этот период Тихий сделал свои первые фотографии: «Я взял старый фотоаппарат и щелкнул затвором. На самом деле я не думал о том, что делаю, это просто случилось, когда я гулял».


Мирослав Тихий (Miroslav Tichý). 1926-2011гг.
[Дальше...]
Друг Мирослава Тихого Роман Буксбаум, открывший миру необычного фотографа, вспоминает: “Он был лучшим другом моего дяди, наши дома стояли рядом, и когда у них дом национализировали, то комнату для мастерской ему предоставила моя бабушка, с которой он подолгу беседовал на кухне. Я помню его, как члена нашей семьи, он приходил ежедневно, и они с бабушкой обсуждали все возможное на свете. А я был тогда еще маленьким и всего, конечно, не понимал. Только потом я узнал, что с ним случилось. После коммунистического переворота в Академии начались безжалостные гонения. Известные профессора и педагоги были изгнаны, студентам было запрещено работать с обнаженной натурой, вместо них на пьедесталах стояли рабочие в спецовках. Тихий перестал ходить на занятия, перестал общаться с друзьями, и вскоре его забрали в армию”.



Когда Моравия (исторический регион Чешской республики) попала под коммунистическую диктатуру, Тихий выразил свой протест тем, что ушел из общества и его культурной жизни.
Мирослав Тихий: «При коммунизме нам было запрещено рисовать обнаженных женщин. Мол, это уводит в сторону от построения социализма и от трудовых масс. Как только это запретили, я перестал ходить в Академию«.

В 60-е годы Тихий перестал заботиться о своей внешности. Он не стриг волосы, отпустил бороду. В 70-е годы он снимает каморку. “Мыши – это мои сестры. Убивать их в мышеловках я не могу и хочу быть похоронен рядом с ними. — говорит Тихий. — Я – пророк распада и пионер хаоса, ибо только из хаоса возникает что-то новое”.



Коммунистический режим рассматривал независимого Тихого как диссидента, держал под наблюдением и пытался «нормализовать». В течение 1960-х и 70-х годов Тихий провел в общей сложности восемь лет в тюрьмах и психиатрической клинике.



Тихий хотел быть полностью независимым, денег на необходимое фотооборудование не было. Он делал свои собственные камеры, печатное оборудование и линзы. Мирослав снимал быстро, незаметно и с довольно большого расстояния. Он создал бесчисленное количество снимков повседневной жизни: женщины на улице, сидящие на скамейке в парке, в бассейне, девушки, играющие, бегающие или лежащие на солнце и так далее.



Огромное количество фотографий может угрожать значению отдельных изображений, но в данном случае нет ничего более далекого от истины. Каждая фотография — это маленькая жемчужина для Тихого. Он устанавливает их на доску, рисует рамки вокруг них, делает исправления карандашом. Результат — это образец его взгляда на женственность: интенсивно поэтические изображения женщин, никогда не опускающиеся до уровня китчевого притворного мира мужских журналов. Фотографии делают зрителя партнером в тайной, очаровательной, эротической одержимости.



Тихий освободился от художественных условностей. Он никогда никому не показывает свои фотографии и не занимается техническим «контролем качества». Почти все они не в фокусе, с царапинами на негативах или бумаге, небрежно вырезаны или даже оторваны от больших листов. Пыль, грязь и маленькие жучки попадают в камеру и фотолабораторию, проявляясь на пленке. Встречаются отпечатки пальцев и волосы фотографа, коричневые брызги бромида. Конечные результаты показывают остатки пролитого кофе, следы обуви и мышиных зубов.

“Главное – это иметь плохой фотоаппарат. Если хочешь стать знаменитым – то делай свое дело плохо, хуже всех на свете. Красивое, пригожее, выпестованное – это уже никого не интересует” .



Гораздо позже, известный японский фотохудожник Масао Ямамото использовал схожие приемы для искусственного старения своих работ в стиле ваби-саби.

Нарочитое презрение к фотографическому идеалу чистоты в работах Тихого отражено не как недостаток, а как усиление чувственности. Женские образы всплывают из мягкого импрессионистского света. Красота становится сном.



«Чем хуже техника, тем лучше искусство», — замечает Тихий. — Главное – это иметь плохой фотоаппарат. Если хочешь стать знаменитым – то делай свое дело плохо, хуже всех на свете. Красивое, пригожее, выпестованное – это уже никого не интересует».



Много лет спустя фотографии Мирослава Тихого узнал весь мир. Известный куратор современного искусства Гарольд Зееман устроил персональную выставку его фотографий на Биеннале в Севилье летом 2004 года, когда Мирославу Тихому было 78 лет. В 2005 году состоялась ретроспектива работ Тихого в Музее Кунстхауст (Цюрих). Его фотографии демонстрировались в выставочных залах Нью-Йорка, Берлина и Лондона. Однако, Тихий так и не изменил своему образу жизни – он не ездил на выставки, считая, что «Европа вырождается и обречена на гибель«.



Сравнение с Гаагским фотографом Жераром Фиере (1924- 2009) очевидно. Оба вели схожий образ жизни. Но там, где для Фиере сами женщины часто открыто играют в соблазнительную сексуальную игру с камерой, эротический заряд на фотографиях Тихого — это прежде всего продукт его собственного взгляда.



Фонд в Цюрихе под руководством Романа Буксбаума взял под свое крыло работы Тихого и сохраняет тысячи его фотографий.
Мирослав Тихий скончался в своём родном чехословацком городке Кийов (бывшая Нетчица) 12 апреля 2011 года в возрасте 84 лет.



“Я не подбирал красавиц из кинофильмов, я снимал и рисовал все, что, как мне казалось, похоже на этот мир. Вот такое мне пришло в голову. Все, что можно было распознать глазом, я снимал. Я не оптик, я – атомщик, потому что должен обследовать каждый атом. Видите, эти фото грязные, грязь творит поэзию, дает художественное качество. Это не абстрактные творения, это конкретика, это глаз. Женщина – это мой мотив. Все остальное меня не интересует. Но я не сближался с ними, не пускался с ними во все тяжкие. Даже когда я вижу женщину, которая мне нравится, и, может быть, я пошел бы на какой-то контакт, я осознаю в этот момент, что меня это собственно не интересует. Вместо этого я беру карандаш и рисую ее. Эротика – это все равно только мечта. Это наша иллюзия. Это поэзия”.



[Еще много фоток- жми]https://www.interesmir.ru/fotograf-miroslav-tihiy/




https://wabisabi.by/miroslav-tichy-photographer/


ПЛАЗМОИДНАЯ "ЖИЗНЬ" часть1

Странные шарообразные объекты, которые фиксирует цифровой фотоаппарат, привлекли мое внимание еще в 90-е годы теперь уже прошлого века. Подобные объекты изредка обнаруживались и раньше на фотографиях, сделанных пленочными фотоаппаратами. Однако тогда они принимались за дефекты пленки или бумаги. Лет 6 назад я начал собирать цифровые фотографии плазмоидов в отдельную папку. На сегодняшний день накопилось уже более сотни таких фото. Ниже я приведу некоторые из них, а также наиболее примечательные фото плазмоидов, позаимственные в сети интернета.



Холодных плазмоидов так много, словно воздух – это вода, которая кипит и при нагревании со дна выделяются пузырьки пара. Отчетливо видно, что одни плазмоиды заслоняют другие.



[Дальше...]Гипотеза В. Лекомцева, объясняющая образование таких объектов, мне представляется наиболее близкой к истине из всех, с которыми мне удавалось познакомиться. Думаю, что при виде плазмоидов не следует огульно отрицать их реальное существования, а также ударяться в мистику, а надо искать рациональное научное объяснение их появления. Могу подтвердить, что плазмоиды чаще действительно обнаруживаются в зонах тектонических разломов. Во влажном воздухе они видны более отчетливо, чем в сухом. В ряде случаев удавалось сфотографировать один и тот же плазмоид дважды через 1–2 и более минут. При этом плазмоид смещался на 2–3 и более метров и, как правило, смещался вверх и в сторону.

Холодные плазмоиды не обнаруживает глаз человека, но их часто фиксирует фотокамера, причем как пленочная, так и цифровая. Первоначально холодные плазмоиды принимали за дефекты фотопленки, дефекты фотобумаги. Но постепенно количество фотографий с холодными плазмоидами накапливалось, и списать все на дефекты пленки и бумаги уже было нельзя. Тогда стали говорить, что это пылинки, снежинки, мелкие насекомые, которые не в фокусе фотоаппарата, и что это они устраивают такое рассеивание света. Другое объяснение скептиков таково: холодные шары на фото – это дефекты на объективе – пылинки, капельки мельчайшие воды (отпотевания).

Людей, которые верили в реальность этих холодных плазмоидов, всячески высмеивали, говоря о них, крутили пальцем у виска. Этих шариков в реальности не могло быть, потому что ученые не могли такое явление обяснить. Но чудаки, верящие в эти шарики, все равно не переводились. В конце концов и я стал одним из таких чудаков.

Когда появилась цифровая фотография, скептикам, отрицающим реальность холодных плазмоидов, пришлось довольно туго. В некоторых местах атмосфера иногда буквально кишела ими. Скептики тут же заявили, что шарики на фото – это эффекты рассеяния света на мельчайших капельках воды в атмосфере, а также от капелек, которые образуются на объективе фотоаппарата, когда он запотевает, и на фото появляются эти кружочки.

Массовое появление холодных плазмоидных образований (эльфейский туман) – этакое своеобразное реальное "закипание атмосферы" – скептики допустить, конечно, не могли. Тем не менее фото- и киносъемка показывает, что в толще атмосферы при таком ее "закипании" сначала фиксируются светящиеся точки, а потом их них «вырастают» плазмоиды. Плазмоиды в поле объектива бывают разного размера, разного цвета и разной яркости. Каждый в отдельности такой плазмоид (эльфея) перемещается независимо от других себе подобных.




Атмосфера кишит холодными плазмоидами, отличающимися друг от друга размером, цветом и интенсивностью свечения.



Кто-то из скептиков писал, что элфеи (холодные плазмоиды) всегда находятся между фотоаппаратом и объектом, который фотографируется, но никогда не находятся за этим объектом. Он утверждал, что все элфеи находятся как бы в одной плоскости перед объективом. Однако в действительности очень много фотографий, на которых холодные плазмоиды зафиксированы фотокамерой позади объектов. Нередко одни более яркие эльфеи находятся на фоне других более тусклых.


За веткой расположено несколько крупных плазмоидов, перекрывающих друг друга. Плазмоиды находятся не в плоскости, а в трехмерном пространстве, и фотоаппарат четко зафиксировал это.


На этой фотографии слева один плазмоид более тусклый и большего размера находится явно за веткой, а другие два мелких и ярких расположены перед веткой. Видна структурная неоднородность плазмоидов. Они состоят из отдельных кластеров.


Такие структурные изменения среды замечались очень многими фотографами. На глаз прозрачная и однородная, воздушная среда на фото превращается в киселеобразную субстанцию с мелкозернистой структурой. Именно эта структурная неоднородность является основой для зарождения световых точек, которые, разрастаясь, и образуют плазмоиды.



Воздух насыщен холодными плазмоидами. Одни из них яркие с различимой внутренней структурой, другие тусклые. Небольшой самый яркий плазмоид расположен на фоне большего по размерам, но более тусклого.



Еще одна фотография с кипящим эльфейским туманом. Кажется, весь воздух наполнен шариками-плазмоидами. Они не находятся в одной плоскости, а часто перекрывают друг друга. На некоторых отчетливо видна внутренняя структура.


Скептики утверждали, что плазмоиды появляются на фотографиях только при использовании вспышки. Но и это оказалось не так: в моей коллекции очень много плазмоидов, сфотографированных без вспышки при дневном освещении.



Холодные голубые плазмоиды, наблюдаемые днем в очень сухом воздухе в пустыне Гоби в каньоне Баянзаг. Фото А.В. Галанина.



Плазмоид справа возле уха человека явно находится позади его головы. Несколько плазмоидов перекрывают друг друга и находятся явно не в одной плоскости.


Структура холодных плазмоидов, состоящих из кластеров и разных их "особей", неодинакова. Кластеры внутри плазмоидов располагаются упорядоченно – радиально или концентрически. От окружающей среды плазмоиды отделены хорошо выраженной оболочкой.



Плазмоиды находятся по ту сторону веревки, у них четкие светлые внешние оболочки и рыхлая внутренняя структура.



Турция, отель в горах. Отчетливо видна наружная светлая оболочка плазмоида и внутреннее ядро. Смутно просматриваются кластеры (шарики с ядрышками), расположенные между оболочкой и ядром.



Юг Приморского края, поздняя осень. Холодный зеленый плазмоид на фоне куста и ночного неба. Фото Е.Н. Роенко.



Юг Приморского края, поздняя осень. Холодные плазмоиды: яркий белый, большой и маленький зеленые и несколько совсем тусклых и едва различимых. У зеленого плазмоида видна наружная оболочка и внутренняя неоднородность в виде мелких кластеров. Фото Е.Н. Роенко.


Некоторые эзотерически настроенные наблюдатели холодных плазмоидов считают их единицами сознания Солнечной системы. Космос является естественной средой обитания такого сверхразума. Эти существа якобы имеют какие-то свои цели и задачи, связанные с существованием уже не сознания Земли, а сознания Солнечной системы и, скорее всего, они наблюдают за космической экспансией человечества.

Горячие и холодные плазмоиды в соответствии с эзотеричесой версией – это сгустки высокочастотной структурированной энергии, являющийся носителем огромного количества нформации. Эти электромагнитные "личности" имеют генетическую связь с человечеством. Они могут материализовываться (в смысле организовывать вещество внешней среды, в котором оказываются и становятся видимы), но при этом свойства этих проявившихся в веществе "личностей" выпадают за пределы возможностей известных нам материальных объектов. Под это пределение попадает некоторая часть НЛО, известных как «светящиеся» объекты, а также холодные плазмоиды, фиксируемые при фотосъемках.



Приморский край. Холодные голубоватые плазмоиды на фоне ночного неба. Фото Е.Н. Роенко.


Плазмоиды нередко ведут себя, как разумные организмы. Во время всевозможных испытаний новых технологий или военных действий в небе часто наблюдают плазмоиды. Американские и английские летчики, совершавшие налеты на Германию во время второй мировой войны, видели в небе плазмоидные объекты, которые они называли фу-файтерами (принимая их за новое оружие немцев). Однако фу-файтеры никого не атаковали. Американские астронавты описывали плазмоиды, сопровождавшие их при полетах на Луну, при этом у них было ощущение «страховки». Они чувствовали, что плазмоиды не просто присутствуют, но и готовы прийти на помощь.

Внутреннее строение холодных плазмоидов характеризуется наличием или отсутствием у них четко выраженной наружной оболочки и внутренними неоднородностями в виде неясных часто концентрических структур.



Особенности строения холодных плазмоидов


Очень часто плазмоиды имеют четко выделяющийся "глаз" – круглый небольшой четко различимый шарик – кластер, а может быть, отверстие в наружной оболочке. Когда плазмоид повернут отверстием к наблюдателю, то глаз хорошо различим, а когда отверстие-глаз находится на противоположной стороне, то оно плохо различимо. Похоже, что у некоторых плазмоидов имеется даже несколько таких "глаз".

Если "глаз плазмоида" – это отверстие в его оболочке, то можно предположить довольно сложное и регулируемое взаимодействие плазмоида с внешней средой, – этакий обмен веществом и энергией.

Но что же удерживает целостность холодного плазмоида? Ведь на это должна затрачиваться некая энергия? Где источник этой энергии, и какого она вида или типа?

Нередко холодные плазмоиды фотографируют днем при ярком освещении. Порой они такие яркие, что похожи на шаровые молнии, которые не отражают, а излучают энергию. Точнее, они излучают в виде света энергии больше, чем на них падает солнечного свет.



Монастырь святой Екатерины на Синае. Желтый плазмоид с четкой светло-желтой наружной оболочкой. Он явно светится не отраженным, а своим светом.



Монастырь святой Екатерины на Синае. Второй кадр, женщина еще не успела сменить позицию, а плазмоид поднялся вверх на целый метр и явно увеличился в размерах. При этом его наружная оболочка стала менее четкой. Можно предположить, что за это время энергия плазмоида уменьшилась, хотя сам он существенно подрос



Но почему же холодные плазмоиды "видит" фотоаппарат и при этом не видит человеческий глаз? Понятно, когда плазмоиды мы видим на фотографиях, сделанных со вспышкой. Можно подумать, что это вспышка на миг высвечивает их из темноты, а этот миг так короток, что его не замечает глаз – ну не успевает увидеть.



Монастырь святой Екатерины на Синае. Очень яркий желтый плазмоид с четко выраженной белой наружной оболочкой и ярким белого цвета ядром. Такой плазмоид можно даже принять за шаровую молнию.


Но есть плазмоиды, сфотографированые средь бела дня без всякой вспышки (например, на фото слева), почему они глазом не видны? Может быть, этот свет находится за пределами частотного диапазона электромагнитных колебаний, воспринимаемых глазом как свет, а фотоаппарат эти колебания воспринимает и переделывает на фото в видимый?

Мне кажется, что такое объяснение не очень убедительно, ведь плазмоиды-то на снимках бывают разного цвета. А может быть, сетчатка глаза и запечатлевает плазмоиды, но мозг отказывается их "видеть".

А.В. Галанин

Продолжение следует