Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

НАС КУДА - ТО НЕСЕТ В НЕПРОГЛЯДНУЮ ТЕМЬ . .

Нас куда-то несёт в непроглядную темь,
И погибельным вехам не видно конца.
Ложь и Смута окрест. Обратитесь в детей!...
Обратитесь в детей. И услышите голос Отца.


И зовут купола к неземной красоте.
Но толпе по нутру больше злато тельца.
И коснётся ль кого? - Обратитесь в детей,
Обратитесь в детей. И услышите голос Отца.

Так доколе себя хоронить в суете?.
Пусть несут мертвецы своего мертвеца.
Заклинаю живых: обратитесь в детей,
Обратитесь в детей. И услышите голос Отца.


Иеромонах Роман (Матюшин)
1994г.

Французские замки для маленьких жильцов

Они похожи на маленькие домики-игрушки для принцессы, или даже на маленькие деревенские домики Марии-Антуанетты в Версале, разбросаны по всей Франции и предназначены для гораздо меньшего арендатора - если быть точным, с крыльями ...


+26 фоток
Collapse )

Галки


Нет, речь пойдет не о девушках с красивым именем Галина, а о птичках-невеличках с таким же звучным именем -галка. Их название пошло совсем не от способности при любой возможности галдеть,то есть орать во все горло, а от цвета. На старославянском галка означает "черный". Так оно и есть, галки имеют чёрное с тёмно-серым оперение.
Птичка живёт в Евразии и Северной Африке. Обычно тусит на всяких лугах, полях, пустырях и помойках рядом с падиком. Вообще, галочки — это вам не голуби, найти этих орущих тварей не так просто как кажется.



Не переживайте. Если вы не можете найти галку, галка обязательно найдёт вас сама.

Collapse )

Почему грачи сорок не любят

Грач -птица весенняя. Это знают и взрослые, и дети. Но будут правы лишь отчасти.Грач и осенняя птица то же.
Когда длинноносые появляются на городских газонах, можно с уверенностью и грустью сказать,что лето кончилось и октябрь на дворе. Действительно, перед отлетом в теплые края, грачи возвращаются в города.


Перемирие

Collapse )

Лето- это маленькая жизнь...

Лето – это маленькая жизнь,
Ягодный дурман и сладость утра,
Рассыпая звёзды, словно пудру,
Звездочёт даст каждому свой приз.

Лето – это маленькая жизнь,
Моря гладь и дуновенье ветра,
Что несёт прохладу на рассвете,
Утолив один на всех каприз.


Collapse )

Малый веретенник — уникальный летчик

Малый веретенник – птица, принадлежащая к семейству бекасовых. В литературе можно встретить иное название этого пернатого – лапландский сукален.
Внешне он очень напоминает своего сородича большого веретенника, однако уступает ему размерами тела и более короткими лапами. От большого веретенника малый отличается заметно загнутым вверх клювом, более короткими ногами, меньшим размером и, прежде всего, хвостом в тонкую черно-белую полоску: птицы, обитающие на западе Евразии, имеют 8, а восточносибирские от 9 до 10 темных поперечных полос.


Малый веретенник или Лапландский сукален (Limosa lapponica).

Collapse )

Пулеметчица Павлина Кузнецова

Павлина Ивановна Кузнецова родилась в 1898 году. Из рода донских казаков. С июля 1918 года воевала на стороне Красной Армии, сначала служила санитаркой в 1-м Донском крестьянском социалистическом кавалерийском полку 1-й Донской конной бригады. Позднее была пулемётчицей 35-го кавалерийского полка 6-й Чонгарской кавалерийской дивизии 1-й Конной армии. Воевала на Южном, Польском, Врангелевском фронтах. Несколько раз была ранена.

Первая конная армия. Пулеметчица Павлина Кузнецова, комбриг И.В.Селиванов на деникинском фронте.
1918-1919гг. Неизвестный фотограф

Collapse )

Наши неугомонные быстрокрылые соседи

К середине - концу мая, как только установится по-настоящему теплая "летняя" погода, городские кварталы оглашаются пронзительными криками проносящихся на большой скорости над крышами домов длиннокрылых птиц. Это вернулись с африканских зимовок черные стрижи. Их появление знаменует собой начало птичьего лета, так как большинство пернатых к этому времени уже садится на гнезда. Еще говорят, что они прилетают "на спине циклона". Верно (или неверно) это утверждение, может легко проверить каждый в своем городе. В приглянувшиеся места стая стрижей возвращается много лет подряд. Это явление биологи называют филопатрией, то есть буквально любовью к родине.


Collapse )

Птичий гeнoцид в Китае

Идея запуска масштабной кампании по уничтожению сельхоз-вредителей в Китае, ставшей частью политической программы «Большой скачок», родилась 18 февраля 1957 года на очередном съезде Коммунистической партии Китая. Ее инициатором выступил, как ни странно, биолог Чжоу Цзянь, являвшийся в то время заместителем министра образования страны. Он был убежден, что массовое уничтожение воробьев и крыс приведет к невиданному расцвету сельского хозяйства. Мол, китайцы никак не могут побороть голод потому, что их «объедают прямо на полях прожорливые воробьи». Чжоу Цзянь убедил членов партии в том, что в свое время Фридрих Великий якобы проводил подобную кампанию, и ее результаты оказались весьма вдохновляющими.





[Читать дальше...]

Мао Цзэдуна особо убеждать не пришлось. Свое детство он провел в деревне и не понаслышке знал об извечном противостоянии крестьян и вредителей. Указ был им радостно подписан, и вскоре по всей стране китайцы с лозунгами «Да здравствует великий Мао» ринулись уничтожать обозначенных в указе своего лидера мелких представителей фауны. С мухами, комарами и крысами как-то сразу не заладилось. Крысы, приспособленные для выживания в любых условиях вплоть до ядерной зимы, никак не хотели истребляться полностью. Мухи и комары и вовсе вроде бы не заметили объявленной им войны. «Козлами отпущения» стали воробьи.

В китайских городах в 1957 году появились всякие картинки и плакаты с воззваниями о борьбе с вредителями. В клубах и во всех государственных учреждениях, на докладах и митингах ораторы призывали население к беспощадной борьбе с вредителями. Власти дали приказ населению: сдавать убитых мух и комаров в полицейские будки, ловить крыс и мышей, убивать их, отрезать у них хвосты и тоже сдавать полицейским. Вместе с мышиными и крысиными хвостами сдавались и воробьиные лапки.


Глазами Европейца

В городе Харбине европейское население не выполняло этого распоряжения, но на станциях европейцы должны были являться в полицейские участки и предъявлять очевидные доказательства по борьбе с вредителями. Знакомые писали нам со станции Чжаланьтунь, что, не имея у себя крыс, они должны были купить у китайцев несколько крысиных хвостов и сдать в полицию во избежание репрессий, так как каждая семья должна была принимать участие в уничтожении вредителей.











В городе Харбине китайские ученики ходили по городу с мухобойками, ловили мух, складывали их в коробочки и приносили в школу. В школах мух взвешивали на весах, и кто из учеников принес больше мух, тот получал награду. Если полицейский приходил к кому-нибудь в дом и там летала муха, семья должна была уплатить 10 юаней штрафа. По домам ходила специальная комиссия и проверяла, каким способом семья борется с вредителями. Нужно было показать мухобойку, мышеловку, капканы и др. По улицам стали ходить большие процессии с плакатами и лозунгами по уничтожению вредителей.

В зимнее морозное утро, в воскресный день, мы шли на молитвенное собрание и встретили большую процессию. Тысячи людей длинной, широкой лентой проходили мимо нас. Они пересекали Диагональную улицу. Все были одеты в одинаковую черную одежду и на белых снежных улицах резко выделялась эта черная, мрачная процессия. Лица у всех были хмурые, глаза сурово смотрели вперед. Люди мерзли.

Некоторые были плохо одеты, лица у них посинели, но никто не отставал, не нарушал рядов, все шли вперед и вперед, прислушиваясь к барабанным ударам в передних рядах. Это шел отряд по уничтожению птиц. Приближалась весна и многие птицы вернулись в свои родные гнезда, на родные поля. Они не знали, какая встреча готовилась им на родине. По приказу правительства люди ловили птиц и отрезали им лапки, а если нечем было отрезать, то просто вырывали их и сдавали в полицейские участки.









В Пасхальное воскресенье 1958 года была объявлена решительная борьба с птицами. С 4 часов утра жители нашего города вышли на улицу, чтобы гонять и пугать птиц. Правительство высчитало, что птичка может продержаться в воздухе без отдыха 4 часа, а крупная и сильная птица 6 часов. После этого птицы падают на землю и люди могут свободно уничтожать их. Китайского населения в нашем городе полтора миллиона, европейского — четыре тысячи. И вот все взрослые, дети и старики вышли на улицы, залезли на крыши домов, на деревья, заборы, на разные возвышения и били в какой-нибудь железный предмет палкой.

Кто держал в руках старую дырявую банку, кто кастрюлю или ведро, чайник, совок. Люди стояли часами и скорбно ударяли по старой ржавой посуде. Некоторые били в барабан, в гонг. Разные трубы, дудки и свистульки издавали страшные звуки. Некоторые, стоя на крышах, махали по приказу правительства тряпками на длинных палках, лопатами, вилами, били в ладоши, кричали, свистели; улюлюкали. Шум в городе был ужасный, нельзя было разобрать, что говорил тебе человек, стоявший с тобой рядом.

По дворам и по улицам ходили воинственно настроенные распорядители, которые смотрели за населением, отмечая особенную активность некоторых «борцов» и пассивность тех, которые, утомясь от многочасового крика и размахивания, чувствовали себя усталыми… Было тяжело смотреть на измученные, недоумевающие лица людей и на их отяжелевшие руки. Тогда я поняла слова псалмопевца Давида: «Сказал безумец в сердце своем: «нет Бога». Они развратились, совершили гнусные дела».






«Пapaд пoбeды» пo-китaйckи, 1958-й гoд. Мертвых воробьев oтвoзят в пyнкт пpиёмa нa пepepaбoткy.






В тот же день мы закоулками прошли к нашим знакомым. Они получили письмо от дочери и внука из Голландии. Славное письмо написал девятилетний мальчик. Он писал: «Бабушка, против нашего дома большое поле, там пасутся телята и я играю с ними. Я сам делаю кормушки для птиц и каждое утро насыпаю им зерна. Когда у нас выпадает снег, правительство посылает на поля аэропланы и сбрасывает птичкам зерна». Я поняла, какая разница между христианским правительством и безбожным.

«Победа» человека над птичками была одержана. На другой день собрали всех птиц, связали в длинные гирлянды, обвешали этими гирляндами грузовик, который под музыку оркестра медленно проезжал по многим улицам, как доказательство торжества человека над природой.

Но вот пришло лето, и наши огороды были усыпаны множеством всякого рода тли. Черви съедали листья растений и заплетали плотной паутиной фруктовые сады. Правительство, давшее распоряжение уничтожать птиц, выслало теперь на поля и огороды тысячи школьников — спасать овощи.



Ввepхy: Пeкин. Птиц дoвoдят дo изнeмoжeния, нe дaвaя им cecть. Внизy: Kитaйcкиe юннaты пoд pyкoвoдcтвoм yчитeля выпoлняют плaн пo иcтpeблeнию вopoбьёв в ceльcкoй мecтнocти.






На кукурузных полях черви съели все всходы, и колхозники должны были снова вспахивать землю и сделать новый посев. Некоторые поля не дали никакого урожая, так как посев оказался слишком запоздалым.

Paньше пoпyляции гyceниц и capaнчи peгyлиpoвaлacь вopoбьями. В peзyльтaтe нaшecтвия capaнчи ypoжaи peзкo ymeньшилиcь, в cтpaнe нacтyпил гoлoд, oт кoтopoгo пoгиблo пpeдпoлoжитeльнo дo 30 миллиoнoв чeлoвeк.

В кoнцe 1959 гoдa в Akaдeмии Нayк Kитaя пpoшлa cepия oбcyждeний, в peзyльтaтe кoтopoй кaмпaния былa пpизнaнa oшибoчнoй. 18 мapтa 1960 гoдa Mao Цзэдyнoм былo пpинятo личнoe peшeниe o пpиocтaнoвкe бopьбы c вopoбьями. Mao Цзэдyн тoгдa cкaзaл, чтo вopoбьёв нe нaдo yничтoжaть, a чeтыpьмя вpeдитeлями являютcя кpыcы, кoмapы, мyхи и пocтeльныe клoпы.

Для вoccтaнoвлeния пoпyляции вopoбьёв в cтpaнy пpишлocь зaвoзить этих птиц из Kaнaды и CCCP.
В нaчaлe XXI вeкa в Kитae нaчaлacь maccoвaя кaмпaния пo зaщитe вopoбьёв.


Победный итог







Источник:
https://a-lex-7.livejournal.com/268097.html
https://kalmius-info.ru/kak-v-kitae-borolis-s-vorobyami-ptichii-genocid-kak-priroda/

ЧЕРНЫЙ ГРИФ

Кандидат биологических наук В. ГАРБУЗОВ.

Человеческая память обладает странным свойством: порой в ней пропадают большие и важные события и застревают случайные, мелкие эпизоды. Так, например, я до сих пор помню кадры из какого-то увиденного в детстве, тогда еще немого кино.
...Поперек каменистой горной тропинки лежит павшая лошадь, останки которой пожирают незнакомые мне крупные птицы. Лошадь уже объедена так, что обнажились ребра. Неожиданно из-за скалы появляется человек с ружьем, в накинутой на плечи бурке. Потревоженные птицы покидают добычу.

Проводив их взглядом, охотник подходит к трупу лошади, забирается в полость между ребрами и накрывается сверху буркой. Теперь он незаметен даже с близкого расстояния. Через некоторое время птицы возвращаются и продолжают прерванную трапезу. Выбрав удобный момент, находящийся в засаде человек хватает одну из них снизу за лапы. Пытаясь освободиться, птица яростно машет огромными крыльями, но ловец крепко держит ее в руках...








Черный гриф (Aegypius monachus).






[Дальше...]

О том, что это были грифы, я узнал позднее, когда увидел их на картинке в книге Альфреда Брема "Жизнь животных". Тогда я, конечно, и представить себе не мог, что со временем стану зоологом и сам встречусь с этими хищниками.
Слово "гриф" происходит от латинского - грифус. Так древние люди называли легендарную птицу с орлиными перьями, крючковатым клювом и длинным телом. Ученые-орнитологи именуют ее черным или серым грифом (по-латыни - Aegypius monachus, поэтому птицу иногда называют и черным монахом).











Гриф - самая крупная птица нашей фауны. Шутка ли! Размах его крыльев достигает почти трех метров. Размерами он превосходит даже таких крупных пернатых хищников, как орел, беркут и бородач. Несмотря на свою силу, грифы не охотятся активно, как другие хищные птицы, а предпочитают питаться падалью. В Приаральской пустыне, где мне довелось их наблюдать, они встречаются чаще всего поодиночке, сидящими на глинистых обрывах, скалах, геодезических вышках и других возвышающихся над местностью объектах. Одиночный гриф - птица осторожная, редко подпускающая человека на расстояние ружейного выстрела. В стаи "монахи" собираются лишь в небе, когда заметят добычу, или когда пожирают ее на земле. Во время кормежки птицы становятся менее осторожными. Скопление грифов на добыче - зрелище впечатляющее.









...Однажды, спустившись с западного склона Мугоджарских гор, мы ехали на автомашине по плоской, как стол, опаленной солнцем равнине. Жара. Безлюдье. Кругом ни кустика, ни деревца. Езда по скучной однообразной дороге вызывала дремоту. И вдруг сонливость как рукой сняло. Далеко впереди замаячили какие-то темные фигуры, напоминающие людей, столпившихся вокруг неподвижно лежащего крупного предмета.










Остановив машину, я взглянул в бинокль и не сразу поверил своим глазам. Уж очень это было похоже на сцену из того давнего кино. На обочине дороги лежит павшая лошадь, ее облепили грифы. На нас они и глазом не ведут. Выйдя из машины, я медленно, шаг за шагом, приблизился к ним, чтобы получше их рассмотреть. Грифов более трех десятков, среди них несколько белоголовых сипов, хорошо заметных по белой окраске шеи и головы. Пиршество в самом разгаре. Одни отдирают мясо снаружи, другие копаются во внутренностях. Некоторые уже насытились, дремлют поодаль, стоя на земле. Вид у них степенный, внушительный. Со сложенными крыльями, образующими широкие плечевые выступы, между которыми торчит маленькая голова с загнутым клювом, они напоминают облаченных в бурки кавказских абреков.













Несколько птиц отдыхают полулежа, подложив под себя одно крыло. Другие, взъерошив перья, подставив ветру полураскрытые крылья, стараются таким образом избавиться от жары. В отличие от тех, которые кормятся, они уже успели почистить перья, поэтому выглядят более или менее опрятно, а некоторые даже франтовато.
Нетрудно представить, какой неряшливый вид имели бы грифы после каждого такого обеда, если бы о их внешнем облике не позаботилась мать-природа: у грифов и сипов, в отличие от других хищных птиц, голова и шея покрыты не перьями, а легким пухом. И они меньше пачкаются при поедании падали.












Легкий ветерок ударил в нос мерзким запахом падали. Я невольно отпрянул в сторону. Птицы встревожились. Отталкиваясь сильными ногами от земли, взмахивая одновременно огромными крыльями, они грузно, словно тяжелые самолеты, поднялись в воздух.
Грифы очень прожорливы. Специалисты утверждают, что два-три грифа за каких-нибудь полчаса могут полностью объесть труп взрослого сайгака. Как быстро они управляются и с более крупными животными, мы убедились на этот раз сами: когда через пару дней возвращались назад, от лошади остались лишь кожа да кости.











Способность грифов поедать трупы была замечена древним человеком и своеобразно им использовалась. Побуждаемый постоянно возникающей необходимостью куда-то девать умерших соплеменников, человек стал поручать мертвых "заботам" грифов. Этот обычай был отмечен у ряда народов мира: тувинцев, тибетцев, индусов. Так поступают и ныне последователи религиозного учения Заратустры. Неудивительно, что ряд древних религий представляет грифов священными птицами. Главные божества в Вавилонии, Ассирии, Древнем Египте наделялись головой грифа, он же был изображен и на нагрудном украшении фараона Тутанхамона.










... Как-то в начале мая мы стояли лагерем на берегу реки Тургай. Впереди к северу открывался безлюдный простор, окаймленный у горизонта чинком Челкар-Нура.
- Грифы! - крикнул кто-то. Все как по команде подняли вверх головы и стали следить за их полетом. Так мы поступали всегда, зная, что появление их несет за собой какую-нибудь интересную информацию. По "наводке" глазастых "монахов" нам не раз приходилось обнаруживать волков в то время, когда они пожирали свою добычу. Здесь можно было вести наблюдения за особенностями питания серых хищников, контактами их с другими животными - обычными спутниками волчьих трапез. Однажды таким образом мы обнаружили зарезанного волками верблюда, которого долго разыскивал знакомый нам чабан.









Интересно, что же заметили грифы на этот раз, кружась над грядой ближайших холмов? Нетерпеливый Федя, наш экспедиционный шофер, не выдержав, побежал к вершине холма. Остановившись там, он замахал руками, подзывая нас к себе. Когда мы поднялись на вершину, взору открылась изумительная картина. Почти все огромное пространство котловины, расположенной среди холмов, было запружено несколькими тысячами сайгаков, собравшихся сюда, чтобы вывести потомство. Производимый животными шум заглушал все. В хаосе ревущих и мечущихся тел лежали на земле, вытянув шеи, новорожденные сайгачата. Некоторые из них вскакивали, делали несколько десятков шагов и тут же снова ложились. Среди этой однородной светло-коричневой массы зверей, гармонирующих по цвету с общим фоном окружающего пространства, тут и там выделялись, как изюмины в тесте белого пирога, темные силуэты грифов.












Спустившись вниз с вершины холма, мы подошли поближе. Сайгаки и грифы, каждый из которых был занят своем делом, на наше приближение почти не реагировали. Грифы пировали: послед, пуповина, неожившие или задавленные в толчее детеныши - все годилось в пищу. А один из грифов прихватил от жадности мокрого, только что появившегося на свет сайгачонка и попытался улететь с ним. Кто-то из наших для острастки пальнул в воздух, и гриф, вздрогнув от неожиданности, выпустил из когтей добычу и взмыл вверх. Будь на его месте орел, он вряд ли бы выронил поживу. У грифа же когти хотя и большие, но слабые, мало приспособленные для захвата, ведь обычно он лишь придерживает мертвую добычу.












"Монахи" обладают прекрасным зрением. Знаменитый исследователь Центральной Азии Н. М. Пржевальский писал: "Птицы по целым дням кружатся в облаках, так высоко, что, несмотря на свою величину, вовсе незаметны для невооруженного глаза. Однако с такого расстояния гриф может различить, что делается на земле, и, заметив падаль, около которой обычно копошатся вороны, сороки и коршуны, подтягивает крылья и, как бомба, падает сверху на поживу". Убедиться в этом мне представился такой случай. Однажды, во время очередного выезда в поле, я сидел на земле у входа в палатку и очищал от мяса череп недавно добытого кабана-секача, предназначавшийся для научной коллекции. Утомившись от долгой кропотливой работы, я решил немного размяться и отдохнуть. Взяв бинокль, я стал рассматривать местность вокруг.









У самой земли порхали жаворонки, вдали среди зарослей саксаула спокойно пасся табунок сайгаков, вверху под облаками, высматривая добычу, кружилась пара грифов. Темные силуэты их с короткими хвостами и широкими пальцеобразно расходящимися на концах крыльев перьями четко выделялись на фоне голубого неба. Глядя на них, я вдруг подумал: а что, если попробовать поручить незаконченную препараторскую работу грифам? Недолго раздумывая, я отнес шкуру кабана подальше от лагеря, положил на нее полуочищенный череп, вернулся к палатке и стал наблюдать в бинокль. Грифы, конечно, заметили "подарок". Около получаса они продолжали кружиться, но уже постепенно снижаясь и суживая круг полета, а затем опустились на землю. Но сели они, как всегда, не прямо на добычу, а поодаль. Осмотрелись и потом только подлетели к шкуре. К концу дня птицы очистили череп так тщательно, что он вполне годился для экспонирования в музее.












Для меня до сих пор остается загадкой, как птицы могли извлечь из черепной коробки мозг животного? Не могли же они добраться до него через небольшое затылочное отверстие? Вероятнее всего, им помогли осы, зеленые мухи, жуки-трупоеды и другие многочисленные в пустыне насекомые.
Основные места обитания грифов на территории бывшего Советского Союза - горные районы Казахстана и Средней Азии. На Кавказе и в Крыму осталось всего два-три десятка гнездящихся пар, а по всей Европе - не более тысячи. Недаром гриф занесен в Красную книгу.











В поисках пищи "монахи" способны перелетать на значительные расстояния от мест гнездовий. Благодаря этому я имел почти постоянную возможность "бок о бок" встречаться с грифами в Приаральской пустыне, где они держались летом в большом количестве. Здесь они всегда обеспечены кормом за счет пасущихся в поле домашних животных и тысячных стад сайгаков. В местах концентрации копытных ведь всегда случаются падежи от болезней.











Кроме того, здесь ежегодно проводится организованный промысел сайгаков, после которого немало остается чем поживиться любителям падали. Грифы настолько хорошо освоили этот щедрый для них кормовой район, что начали здесь иногда даже устраивать гнезда. Одно из них с двумя яйцами мы обнаружили на дереве, растущем среди глинистых обрывов-чинков Челкар-Нура. Пока это самая северная точка известных орнитологам гнездовий грифов.






Для каких-либо практических целей, кроме показа их в зоопарках, грифы не используются. Поэтому живыми их отлавливают лишь в редких случаях с помощью капканов, сетей, петель и других орудий лова. Что касается оригинального способа отлова грифов руками, показанного в старом кино, то он вряд ли практически применяется. Вероятнее всего, это была лишь импровизированная сцена, созданная режиссером на основе известного, практиковавшегося раньше индейцами Южной Америки способа добычи кондоров - птиц по внешнему виду и образу жизни похожих на грифов.










Журнал "Наука и жизнь" №10 2019
https://www.nkj.ru/archive/







http://www.zoopicture.ru/chernyj-grif/