prajt (prajt) wrote,
prajt
prajt

Categories:

Безумный Годфрид Минд или "Кошачий Рафаэль"

Если и есть в истории искусства художники, у которых с самого детства были проблемы с психикой, то швейцарец Готфрид Минд вне всякого сомнения должен был возглавить этот список.
Минд родился в 1768 году, его отец был столяром и резчиком по дереву, который перебрался в Швейцарию из Венгрии. Семья была относительно зажиточной, поскольку на момент рождения сына, его отец уже владел столярной мастерской.





Вероятно, в семье не сразу заметили, что их ребенок отличается от большинства детей, но надо отдать должное родителям Минда, которые постарались сделать все, чтобы их сын хоть как-то вписался в нормальную жизнь. Если учесть, что дело было вообще во второй половине 18 века, то это говорит не только об их любви к сыну, но и о незаурядной смелости, которая позволила им пойти против общественного мнения, ведь в то время таких людей сразу записывало в изгои
Его диагноз исследователи изначально определяли как олигофрению, то есть умеренную степень умственной отсталости.


Готфрид Минд (1768 Берн, Швейцария - 1814 Берн, Швейцария)



Но в наше время ему все же ставят диагноз "аутизм" (либо синдром Аспергера как более мягкий вариант аутизма) с ярко выраженным синдромом саванта. Синдром саванта имеет различные проявления, от феноменальной памяти до выдающихся математических способностей, но в данном случае это был дар гениального художника-анималиста. В основном, он рисовал акварелью детей и животных, преимущественно - кошек. Хотя так и не научился читать, писать, не умел считать деньги.






Интерес Готфрида к изображению животных проявился совершенно неожиданно и довольно рано. Еще в детстве мальчик стал фактически преследовать некоего художника по фамилии Легель, который гостил у местного любителя искусств Грюнера. Легель писал архитектуру, а также домашних животных. Легель заметил странного ребенка, но не оттолкнул его, а оценил его интерес, стал брать с собой на прогулки, показывать свои рисунки и гравюры других художников, особенно тех, что изображали животных. Юному Готфриду больше всего нравились львы, и очень скоро он научился копировать их изображения. Подражая Легелю, позднее он стал рисовать и коз, и овец, и кошек.




Отец его, однако, считал рисование баловством, и если Готфрид просил у него бумагу, выдавал ему куски дерева и нож. Ребенок оказался талантлив и в резьбе по дереву (а, может, проявилась наследственность), и вполне профессионально навострился делать пресс-папье и украшения для каминных полок с изображением животных. У него стали получаться даже человеческие фигурки, он, например, вырезал и даже иногда рисовал крестьянских мальчиков, которые жили по соседству. Впрочем, иногда Минд рисовал и цветными мелками на грифельной доске.






Наконец, когда ему было восемь лет, родители пришли к выводу, что Готфрид должен все же получить какое-то образование. Его определили в Академию для бедных детей, которую еще сам Песталоцци открыл в Нойенхофе, недалеко от Берна. В 1778 году Экономическое общество Берна опубликовало своего рода отчет о работе этого учреждения с характеристиками его воспитанников. О Готфриде Минде там было написано следующее:






«...Минд из Босси (Минд из Пизи), из округа Аубонна, постоянно проживает в Ворблауфене, умственно отсталый, неспособен к тяжелой работе, большой талант к рисованию, странный ребенок, полный артистических капризов, наряду с некоторой шаловливостью: рисование является его единственным занятием: находится здесь полтора года: десять лет от роду»
Точно неизвестно, сколько Готфрид находился в этом заведении, но между 1780 и 1785 годами он уже объявился в мастерской художника Зигмунда Фройденбергера, ученика Буше, в Берне. Собственно, этого Фройденбергера и считают основным учителем Готфрида Минда. Возможно, Минд и не был способен к интеллектуальным занятиям, известно, что он едва мог написать свое имя и не имел никакого представления об арифметике, однако, профессионально работать с акварелью, Фройденбергер его вполне обучил.






Согласно преданию, его главный дар изображать кошек, проявился также в мастерской Фройденбергера. Однажды его учитель делал рисунок, изображавший крестьянскую семью возле своего домика. На рисунке муж рубил дрова, жена рядом с ним кормила ребенка кашей из горшка, а вокруг рыскала кошка, явно призванная немного оживить не особо оригинальную сценку. Минд взглянул на картинку и безапелляционно завил в своей обычной отрывистой манере, которую с некоторыми оговоркам можно было бы назвать лаконичной: «Это не кошка!» Фройденбергер улыбнулся и предложил Минду нарисовать кошку самому, если уж тот так уверен, что может это сделать лучше. Минд встал в угол мастерской и тотчас изобразил любимую кошку своего учителя. Это был такой блестящий рисунок, что Фройденбергер позднее скопировал его для своей работы.






Некоторое время Минд работал в мастерской Фройденбергера, а после смерти учителя в 1801 году начал свой собственный путь в искусство. Несмотря на его явную психическую неполноценность, ему удалось стать одним из самых известных художников своего времени. Его уже при жизни называли «кошачьим Рафаэлем», его картины покупали для художественных коллекций и украшения интерьеров. Одним из его покупателей был даже английский король Георг IV, и картина «Кошка с котятами» долгое время висела в королевском дворце.
Минд почти не работал с натуры (кошку ведь невозможно заставить позировать, она просто не усидит долго в одной позе, если, конечно, не спит). Но ему подчас хватало нескольких секунд, чтобы запомнить сценку или неожиданную кошачью позу, а затем перенести все это на бумагу, точными уверенными движениями. Но кошки неизменно составляли ему компанию в мастерской во время работы. Ему не мешало даже, если один из котов располагался на его плечах, а другой сидел возле мольберта, наблюдая, как идет работа.






Иногда Минд выходил писать в небольшой парк при родительском доме, в таком случае он мог работать и с натуры, зарисовывая все, что привлекало его внимание. В этом случае его обычно сопровождал слуга, который исполнял роль телохранителя и санитара. Минд мог проводить на природе целые дни, рисуя, напевая или бормоча что-то себе под нос. В эти моменты об казался абсолютно счастливым. Кисти Минда принадлежат и целые серии небольших рисунков, изображающих игры и развлечения детей.






Кошки у Минда получались исключительно индивидуальными, он умудрялся передать характер даже самого юного котенка, прекрасно показывал взаимоотношения в кошачьих семействах, любовь матери-кошки к детям или самодовольный нрав котов. К ому же его работы безупречны с точки зрения композиции и кажутся исключительно утонченными по своему колориту.
Видимо в силу психических отклонений для Минда лучшей компанией были его коты, кошки и котята, с которыми он обращался как с собственными детьми. С посетителями же он мог быть грубым или сознательно показывать неадекватное поведение, вынуждая их поскорее уйти.
Искусствоведы 19-20 века,не стесняясь в выражениях, называли Минда кретином, дебилом и взрослым младенцем, при этом откровенно удивляясь его таланту и профессионализму.






Есть мнение, что у Минда так блестяще получались изображения детей и животных, поскольку он был ближе всего к ним по своему развитию, как психическому, так и интеллектуальному. Впрочем, синдром саванта у аутиста представляется настоящей загадкой, особенно если он проявился не в сфере познания, а в сфере творчества. Похоже, что Минд был по-настоящему уникален, поскольку ему действительно удалось внести существенный вклад в историю мирового искусства в жанре анимализма.
Он прожил всего 46 лет, для человека, родившегося в 18 веке, с такими проблемами, физическими и психическими, у которого еще в детстве отмечали исключительно слабое здоровье, это, конечно, был настоящий подвиг. И подвиг его родителей, без сомнения.




https://nikonova-alina.livejournal.com/238110.html
https://www.liveinternet.ru/users/wise_rat/post464203278






Tags: Котики, Художники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments