prajt (prajt) wrote,
prajt
prajt

Categories:

Лида Баарова - любовь Йозефа Геббельса

"Каждая женщина привлекает меня подобно пламени. Я брожу вокруг подобно голодному волу, но в то же время как робкий мальчик. Я иногда отказываюсь себя понимать". Эти слова написал в дневнике Йозеф Геббельс, главный пропагандист Третьего рейха, который не отказывал себе в удовольствии заниматься саморекламой. Он был большим любителем драматических эффектов.




Нередко он просто-напросто пытался доказать самому себе, что не упустит возможность обольстить привлекательную женщину. Хотя от этого, судя по записям, он не получал никакого удовлетворения. Этим он как бы хотел возвыситься над толпой, дистанцироваться от буржуазной морали, получить всеобщее признание. Его хромота только усиливала эти желания.

Имперский министр пропаганды Третьего Рейха Йозеф Геббельс прославился своими нападками на “расово неполноценных”, в том числе и на славян. Тем не менее именно славянка – чешка Лида Баарова была его большой любовью, из-за которой он подавал в отставку и пытался покончить жизнь самоубийством.

Слева направо: Лида Баарова, ее тогдашний партнер, актер Густав Фрёлих, и будущий партнер Йозеф Геббельс, 1936 год



Настоящим именем Лиды Бааровой было Людмила Бабкова и родилась она 7 сентября 1914 года в Праге. Отец Карел был обычным чиновником, а матерью Людмилы певица и Лида с младшей сестрой с детства мечтали о сцене. Родители тем не менее настояли на поступлении в консерваторию, но её Людмила бросила на втором курсе и бросилась с головой в кинематограф – в 1931 году она снялась в первом своём фильме — “Карьера Павла Чамрды”. Имено после этого фильма из Людмилы Бабковой стала Лида Баарова.

Любовниками Бааровой были влиятельные режиссёры Карел Антон и Карел Ламач и Лидина популярность росла как на дрожжах. В 1934 году на молодую звезду обратила внимание известная немецкая киностудия UFA и Баарова переехала в Берлин, где её даже принял Адольф Гитлер, которому молодая актриса очень понравилась. До того понравилась, что когда она поругалась с любовником, она села в машину и поехала жаловаться Гитлеру – фюрер её немедленно принял.




Позднее фюрер оставил попытки завоевать расположение Бааровой, но, вне сомнения, она произвела на него сильное впечатление — настолько сильное, что, встретив ее как-то в сопровождении Фрелиха, он остановил киноактера и прошептал ему: “Относитесь хорошо к этой женщине, вы вызываете у нее душевные муки”.

Отношения между Бааровой и Фрелихом обретали все большую взаимность. Фрелих купил дом в Берлине и снял виллу на острове Шванненвердер с теннисным кортом, бассейном и причалом на берегу озера. Лида поселилась вместе с ним. Но по иронии судьбы, именно там, в месте весьма уединенном, вскоре произошла ее первая встреча с министром пропаганды Германии Йозефом Геббельсом.




Как оказалось, Геббельс с семейством — женой Магдой и четырьмя детьми (позднее родились еще двое) — проживал по соседству с Фрелихом и Бааровой. Был он довольно маленького роста и к тому же хромал. Как-то, проходя мимо с дочерьми, Геббельс попросил у Фрелиха разрешения осмотреть его виллу. Поговорив с хозяевами об интерьере дома, об уходе за садом и прочих пустяках, министр удалился.

А вскоре от него последовало приглашение поучаствовать в прогулке на яхте. Фрелих скрепя сердце согласился, прекрасно понимая, что отказ может губительно отразиться на кинокарьере обоих.




Здесь надо пояснить, что Лида, несмотря на неарийское происхождение, была человеком весьма амбициозным. Возможно, сознательно идя на сближение с рейхсминистром, она надеялась лишь вскружить ему голову и нажить некие “творческие дивиденды”. Как оказалось, на деле Лида слишком увлеклась этой опасной игрой. Рассказывая позже о своей роковой связи, она не скрывала, что между ней и Геббельсом тотчас возникли интимные отношения, однако добавляла: события развивались под его давлением, помимо ее воли и желания.

Сыграли свою роль и некоторые другие обстоятельства. В частности, осенью 1936 года Фрелих, совершенно измученный съемками, а также затянувшимся бракоразводным процессом, который мешал ему оформить официально отношения с Бааровой, уехал на две недели на баварский курорт. Лида осталась в его доме в Берлине одна...

На следующий же день после отъезда Фрелиха ей позвонил Геббельс. Он настоял, чтобы актриса села в свою машину, доехала до названного им места автострады, а затем... пересела в его “хорх”. Министр вознамерился показать Лиде свой дом на озере Крумме Ланке. Устроено там все было со вкусом: в салоне горел камин, звучала тихая музыка... Словом, нетрудно угадать, чем завершилась их встреча.

Тайные свидания стали повторяться все чаще и чаще.




Казалось бы, чем мог завоевать сердце прекрасной чешки этот, в сущности, тщедушный человечек? Романтикой... Он возил ее кормить ланей, учил стрелять из лука, с большим вдохновением и мастерством играл на рояле. Все это сопровождалось страстными объяснениями в любви и, разумеется, ее бурными проявлениями...

Фрелих между тем находился на курорте значительно дольше, чем предполагалось, а вернувшись, оказался настолько занят в театре и кино, что долгое время даже не подозревал о происходящем между его любовницей и рейхсминистром пропаганды. Впрочем, с отъездом в Египет на очередные съемки ниточка, связующая его с Лидой, вовсе истончилась.

Тем временем в печати начали появляться статейки о “приятельнице господина министра”. Сам Геббельс только шутил по поводу бульварных заметок. И все же “сыграл свою игру...”




Однажды, уже после возвращения Фрелиха из Египта, бывшие любовники условились встретиться на его вилле. Было холодно, шел снег. Лида приехала первой и, увидев свет автомобильных фар, стала махать водителю, думая, что это Густав. Но из машины резво выскочил Геббельс. Подойдя к обомлевшей Лиде почти вплотную, он уже намеревался ее обнять... И тут очень некстати появилась другая машина. Это был Густав! Он вышел из авто, окинул парочку взглядом и выпалил в лицо Геббельсу: “Итак, я наконец выяснил свою роль в этой истории!”

Стремительно повернулся и уехал. На следующий день по Берлину полетела молва, обрастая выдуманными подробностями: мол, Фрелих — кумир экрана, дал пощечину нацистскому главарю... Интеллигенция терпеть не могла Геббельса, и почти сразу в кабаре зазвучали двусмысленные куплеты: “Кто не хотел бы хоть раз стать веселым?” “Веселый” по-немецки — “фрелих”, и можно было понимать куплет так: “Кто не хотел бы хоть раз стать Фрелихом?”




Геббельс понимал, что эта связь не принесёт ему ничего хорошего и поэтому стремился утаить этот факт, но уязвлённый Фрёлих растрезвонил по целому Берлину, что у министра пропаганды появилась любовница – Баарова. Если вы думаете, что Геббельс был просто очередным влиятельным любовником Бааровой, то вы ошибаетесь – она действительно влюбилась в него по уши. Настолько, что в 1937 году выставила посланников из голливудской студии “Metro-Goldwyn-Mayer” со словами, что Голливуд ей неинтересен.

Геббельс метался между семьёй и Бааровой пока его жена Магда не попросила лично Гитлера, чтобы вернул мужа в семью. За Бааровой начало следить гестапо.

Гитлер в резкой форме объяснил Геббельсу как должна выглядеть арийская семья и попросил немедленно прекратить роман с Бааровой. И не забывайте – именно тогда нацистские бонзы готовили раздел Чехословакии, а тут у Геббельса роман с чешкой.

Бабкова была лично знакома с Гитлером, который первое время выражал ей симпатию


Последующие события не заставили себя долго ждать. Сначала у Бааровой отобрали новую роль. Потом освистали на премьере фильма “Игрок” — между прочим, того самого, о котором столь высоко отозвался Геббельс! С балкона летело: “Вон отсюда, потаскуха!” В травлю не замедлил вступить Гиммлер со своими “расовыми теориями” и заботой о госбезопасности. Наконец, актрисе было недвусмысленно заявлено о том, что немецкий народ больше не желает видеть ее на экране...

В ответ на ультиматум Гитлера 15 октября 1938 года Геббельс пытался совершить самоубийство, а потом подал в отставку, но фюрер её не принял и приказал Геббельсу успокоиться, что тот в конце концов и сделал – осенью 1938 года он виделся с Бааровой в последний раз, а Гитлер распорядился, чтобы Баарова не смела возвращаться в Германию и запретил немецким студиям снимать фильмы с ней. Баарова вспоминала, что когда Геббельс ей позвонил в последний раз, он не мог говорить из-за слёз, которые душили его.




Опустошённая актриса вернулась в Прагу. Этот факт попытались использовать чехословацкие разведчики, которые через актёра Олдржиха Нового пытались завербовать Баарову, но тщётно. В конце концов её завербовал сотрудник абвера Пауль Тюммель, который тайно работал на чехословацкую разведку. Вплоть до 1941 года Баарова не прекращала попыток вернуться в немецкое кино, ведь у неё были хорошие контакты с нацистскими бонзами, но ей это так и не удалось, получалось сниматься только в чешских фильмах, которые многие чехи бойкотировали – именно по причине, что там снималась Баарова. Режиссёр Йиржи Вайс сказал о ней, что она наверное и во сне говорит по-немецки.

В конце 1941 года из Берлина пришёл новый приказ – Бааровой запретили сниматься на всей территории Третьего рейха, куда входила и Чехия. Баарова уехала сниматься в Италию, где её приняли со всеми почестями. Геббельс пытался помочь вернуться хотя бы в чешское кино, но тщётно – фюрер был непреклонен.




После войны актриса попыталась сбежать из Чехии в Баварию, но там её задержали американцы и выдали назад в Чехию. Лиду посадили в тюрьму и хотели приговорить к смертной казни. Впрочем, актриса позднее говорила, что была рада, что попала в тюрьму. Режиссёра-коллаборанта Яна Свитака, толпа, пиная, тащила по Бартоломейской улице. Увидев советского солдата, одна известная чешская актриса из толпы крикнула ему: “Товарищ! Это гестаповская сволочь! Из-за него убили Карла Гашлера!”. Красноармеец без колебаний выстрелил ему в голову. Через несколько дней выяснилось, что Ян Свитак в действительности был английским агентом и помогал подполью...

Когда Баарову на допросах спросили о связи с Геббельсом и нацистами, она пожала плечами: “А что? Политик как политик, как и все”. На вопрос следователя не казалось ли ей странным внезапное исчезновение её еврейских коллег из кино, Баарова ответила: “Я подумала, что они уехали в Америку”.




В конце концов следствие которое длилось полтора года не доказало её вину в коллаборационизме, кроме того о ней хлопотал директор пражской оперы Ян Копецкий, с которым она после освобождения уехала в австрийский Зальцбург, где первое время работала официанткой в ресторане – её шикарная вилла была национализирована.


Постепенно Баарова опять вернулась в кино и до 1958 года снималась в итальянских и испанских фильмах, одним из режиссёров был даже Федерико Феллини. Позднее стала выступать на австрийской театральной сцене, что было порой небезопасно, для австрийцев она осталась “фашисткой” и в 1967 году Баарова в прямом смысле слова бежала из театра в Граце, когда публика начала забрасывать её на сцене бутылками. Театральную карьеру она завершила, но удачно вышла замуж за богатого врача Курта Люндвалла, который умер на третьем году совместной жизни...




Лида Баарова умерла в Австрии 28 октября 2000 года. Её личный врач Штайнбах сказал о ней: “Баарова и политика? Не обольщайтесь, она была слишком примитивная и ни о какой политике не могла идти речь. Это была просто красивая, холодная полупроститутка”.

Всё своё имущество Баарова завещала 50-летнему чешскому садовнику в которого платонически влюбилась в 80 лет...


https://grace-grimaldi.livejournal.com/47527.html
https://sergeyurich.livejournal.com/587318.html


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments