prajt (prajt) wrote,
prajt
prajt

Categories:

« ПО ОПРЕДЕЛЕНИЮ, ВСЕ ЛЮДИ, РОЖДЕННЫЕ НА ЗЕМЛЕ, С МЛАДЕНЧЕСТВА УЖЕ БЕСНОВАТЫЕ »


Как это можно определить? А то, что наши все поступки, мысли, дела, чувства – они управляются не волей Божией, а бесами. Вот даже маленький ребёнок, ещё не говорящий, он уже обижается. На что? Почему? А потому, что у него есть гордость. Маленький ребёнок ещё не говорит, а уже находится в обиде – сморщит личико и плачет. Гордость в ребёнке младше двух лет. Есть и зависть. Это когда ребёночек видит, что кому-то отдают предпочтение (во внимании), он может начать что-нибудь швырять, бросаться на пол в истерическом припадке.


[Дальше...]



Протоиерей Димитрий Смирнов




Он хочет по честолюбию и тщеславию, которые есть даже у младенца, быть центром внимания. Если взрослый человек с кем-то разговаривает, даже если ребёнок на руках у него, но он забыл о нём, он может какие-то звуки издавать, требуя внимания к себе. Если не помогает – он начнёт кричать. «Вы от меня отвлеклись. Кто вы там такие, взрослые людишки? Я – пуп земли!» То есть его поступками руководят страсти.

А откуда страсти, природа страстей? Природа страстей – в бесах. Это совершенно не свойство человека. Человек – создание Божие, великое и прекрасное. Но природа испорчена грехом, и человек уже рождается бесноватым. Но мы не называем ни младенцев, ни взрослых бесноватыми. Потому что если младенцам самостоятельно трудно противостоять страстям, им легко в этом можно помочь, как-то отвлечь, а у взрослых уже есть воля, с помощью которой они могут сопротивляться своему беснованию.

Например, жена что-то скажет мужу дома, что ему не нравится, он тут же начнёт на неё орать, а если дурно воспитан, то и с кулаками полезет. А если начальник на работе – «Ты – козёл, бездельник, надоел, только болтаешь, куришь!» Стоит, молчит. Или оправдывается. Но с кулаками, особенно если в армии, на вышестоящего – нет, не способен. Почему? В одном случае распускается, а в другом случае – нет. Значит, он может себя управить, может сдержать, то есть воля присутствует.

Поэтому, пока воля человека полностью не поражена беснованием, мы такого человека не называем бесноватым. В период припадка какого-то он беснуется, но это потом проходит. Некоторые говорят: «Я отходчивый». Да не ты отходчивый. Бесы отошли чуть-чуть – и ты отдыхаешь. Потом они опять на тебя набросились – и ты будешь так же прыгать, когда тебя дёргают за ниточку, когда им захочется. Это не ты отходчивый, это они отходчивые. Они добились своего и стоят в сторонке, смотрят, наблюдают, чего они с тобой сделали. Они манипулируют. Им нравится проявлять власть над людьми.

«...Истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: перейди отсюда туда, и она перейдет; и ничего не будет и ничего не будет невозможного для вас; Сей же род (бесовский) изгоняется только молитвой и постом» (Мф. 17, 20–21). Это действительно так. Пост – это есть воздержание не от мяса, творога, а пост – это есть воздержание от греха. Но не для маленьких детей, которые ещё не знают, что такое воздержание.

Трудно трёхлетнему ребёнку понять, если ему скажут: «Знаешь что, ты должен от тщеславия воздерживаться». Не поймёт, о чём речь. А вот если скажешь, что пост – среда, пятница – мы сегодня мороженое не едим, это он поймёт. Поэтому пост в пище – это для детей. Но ребёнок бывает не только по возрасту. Бывает ребёнок и в вере. Так что пост телесный – это для начинающих.

Но цель поста – научиться воздерживаться не только желудком, что очень полезно, а воздерживаться, прежде всего, от проявления страстей. Зачем это нужно? Это есть свидетельство наше пред Богом, что мы хотим от этого исцелиться (от приверженности страстям). Если человек воздерживается, демонстрирует Богу своё желание, Бог эти усилия замечает. Потому что большинство людей, подавляющее большинство людей, от грехов избавляться не хотят. Потому что грехи – они очень приятны, они родные, они любимые.

Самый распространённый у нас грех – это осуждение. Мы постоянно осуждаем других. Почему? Нам это делать нравится. Даже всякие хитрости придумываем: «Это я не в осуждение, а в рассуждение». Самый любимый объект для нашего упражнения – это духовенство. То, что они рассказывают, как надо, сами ничего не делают. А нам очень приятно, что мы не хуже, а лучше.
И некоторые так говорят: «Паче сана». То есть я его осуждаю не как священника, а как человека, который согрешает. Человек на всякие хитрости пускается, лишь бы ему погрешить. А что за сладость такая в этом – осудить другого? Очень просто – потешить свою гордость. Когда я говорю о том, какой некто плохой, или не говорю, а молчу, да покачиваю головой, тем самым я возвышаюсь, я головой машу, как крылами, которые меня возносят над ним.

То есть, он – никчёмное барахло. Другое дело – я. «Я не таков, как прочие люди» (Лк. 18, 11), нет, я такой хороший! И это тешит человека. Почему? Потому что есть гордость, а всякая страсть нуждается в пище. Страсть чревоугодия нуждается в конкретной пище: жиры, белки, углеводы, микроэлементы, витамины. А страсть гордости нуждается в осуждении.

Страсть гнева питается тогда, когда мы гневаемся на кого-то. И когда нам нужно оправдать себя в гневе, мы говорим: «Но он же меня довёл!» А представь себе, что на твоём месте будет преподобный Сергий Радонежский. Он бы его довёл? Нет. Значит, причина-то не в том, что он довёл, а причина в том, что ты не Сергий Радонежский, а что ты обыкновенный, бедный, гневливый человек, исполненный страстью гнева, который, бедненький ты мой, есть смертный грех.

Поэтому ты через свой гнев душу погубляешь. Не через то, что он тебя довёл, а через то, что гневливый. Даже если тебя запереть в келье на месяц, может кончиться тем, что ты будешь предметы швырять в паука, который не там паутину сплел. Гнев – он найдет себе возможность. Никуда не денешься. Некоторые мечтают, особенно по молодости: вот куда-то уеду, в какой-то скит, там будет тихо, птички петь будут, и там я не буду гневаться, не буду раздражаться. А комары? А смена погоды? А плохое самочувствие? А ногу на сучок напорол? Всегда будет повод и выматериться, и ещё кого-то осудить из прошлого.

Накинутся воспоминания, и ты будешь с утра до вечера проклинать и этого, и того, и все мысли будут проходить не в молитве, а в том самом осуждении. Страсть гнева будет шибче душить, чем если бы ты жил в центре Москвы, потому что в скиту-то бесы разгуляются, нельзя будет отвлечься. В Москве хоть телевизор включил, футбол посмотрел. Но и здесь – осуждение: судят не так, играют не так, тренируют не так, болельщики ведут себя не так, и телевизор мелькает – всё не так. И поздно показывают – опять не так. Потому что это внутри нас. И куда бы ты это в себе ни увёз, ты увезёшь это вместе со своим внутренним багажом.

Поэтому так важно воздержание. Когда Господь видит, что человек воздерживается, Он видит, что человек старается и просит. Ну, и пожалуйста. Бог-то хочет того же, что и тот человек, который просит об исцелении. Ведь Господь пришёл на землю, чтобы всех исцелить. И если мы до сих пор остаёмся бесноватыми, то по одной причине – что мы не воздерживаемся от своих грехов и не просим у Бога об исцелении. В этом причина.

Если бы мы серьёзно начали воздерживаться от всех восьми страстей человеческих… У нас у всех одни и те же страсти, просто у одного – одна главенствующая – любит покушать, а у другого – другая – любит поорать, а у третьего – любит осудить, а у четвёртого – любит поблудить, а у пятого – все семь или восемь, разные есть списки этих страстей. Они у всех присутствуют в разных формах, независимо ни от возраста, ни от состояния, ни от социального положения, ни от образования.

Например, человек образованный, из хорошей семьи – вдруг человека убил. А гнев-то, какая разница, он может и академика душить, может и простого человека. Или зависть, или ревность. В каком-нибудь научном мире постоянно идёт такая грызня – хуже, чем на коммунальной кухне. И все друг друга и подставляют, и клевещут, и незнамо что делают. Вроде бы люди и учёные, и много книг прочли, а страсти те же. Потому что само по себе образование, широта ума – ничего не дают для того, чтобы человек побеждал свою страсть.

Нужно целенаправленно желать исцеления, и целенаправленно воздерживаться от страстей, и ежедневно со слезами молиться Богу, потому что только Он может исцелить. Мы можем явить свою готовность – и тогда Господь придёт на помощь.


Протоиерей Димитрий Смирнов

Взято: https://tanya-mass.livejournal.com
Tags: Беседы священника, Бог Вера, Православие
Subscribe

  • Налей, налей, бокалы полней...

    Если верить историку Кастельно, в IX веке потребление вина составляло 1132 литра в год на монаха . В конце XIV века монахи бенедиктинского…

  • Ночная красавица

    В ее дом на Миллионной гости, обычно, съезжались к полуночи. Княгиня никого не принимала раньше этого времени. Что поделать, у каждого свои…

  • Собаке собачья смерть. Расстрел Урицкого

    Тридцатое августа 1918 года оставило неизгладимый след в истории нашей страны. В этот день произошло два покушения. Фанни Каплан стреляла в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments